Вторая сцена Мариинки

Прочитав в Газета-ру об открытии второй сцены лучшего российского театра, а затем статьи на ту же тему в Ленте и Регнуме, я всё никак не мог определиться с позицией.

С одной стороны, я сжился с построенным тем же архитектурным бюро торонтским “оперы и балета” Four Seasons Centre for Arts. Плюс мой “кленово-сиропный патриотизм” 🙂
С другой, я всегда плохо воспринимал покушения на целостный облик города, хоть в Питере, хоть в Париже.

Подтолкнула совсем уж ругательная статья в “Аргументах и фактах”.

Начнем с очевидного: Мариинка получила современнейший зал с великолепной акустикой и огромными возможностями для постановщиков в плане за-, над-, под- и около-сценной машинерии. Тут критикам крыть нечем (хотя дама из “АиФ” была недовольна).

Торонто отнюдь не Питер и архитектурной однородностью не обладает. Театр в Торонто стоит на фоне не столько старой мэрии (за деревьями башня с часами), сколько на фоне высотки “Шератона” слева, “Хилтона” справа, а совсем сзади на снимке можно увидеть белое здание с красной эмблемой – 72-этажный First Canadian Place.Four Seasons Centre for The Performing Arts in Toronto.

Напротив, и потому не попали в кадр найденной фотографии, – провинциальная адвокатская ассоциация (XIX век), страховая компания Canada Life (где-то 1930-ые), еще какой-то офис 1970-ых, как я думаю, годов, а напротив “Хилтона” – супер-новая гостиница “Шангри-Ла”.

Но даже на таком фоне “стекляшка” выглядит чуть вычурно.

Вот так выглядит новое здание Мариинки снаружи:Mariinsky-2-outside

Простота форм и обилие стекла, хотя и не доходящее до канадской экстремальности. Уродливо? Ну, скажем так красивым не назовешь, да и из ландшафта выбивается.

Внутри оба театра очень похожи:Mariinsky-2-inside

Это Мариинка-2, но Four Seasons Centre выглядит почти также

Как мне кажется, значительной мере наше, советское эстетическое восприятие искажено псевдо-ценностью исторической перспективы. Особенно это сказывается у петербуржцев, хотя большинство из нас полагает “историческим” облик, лишенный снесенных при Кирове церквей. Городская архитектура представляет собой единый ансамбль (мы говорим об историческом центре), но никто специально не следовал определенным стилям. Архитекторы возводили дома и дворцы, следуя моде эпохи. Застойка диктовалась нуждами людей (владельцев), а не эстетическими пристрастиями интеллектуалов.

Когда Альберт Кавос строил Мариинский, Михайловский или Большой, он следовал веяниям своего времени, не отступая намеренно в прошлое. Да, Большой слегка напоминает Александринку, но это естественно, коли Кавос был учеником Росси. И мы говорим о проектах завершенных с разрывом в четверть века – не так уж много. Кроме того, Кавос восстанавливал здание после пожара, исходя из сохранения стен и портика проекта 1825 года.

Эстетика в значительной мере определяется привычкой и связанными с объектом эмоциями. Если бы 9 мая журналистка из “АиФ” слушала не “Кармина бурана” Орфа и дирижировал бы Гергиев, возможно, значительная часть ее раздражения и не выплеснулась бы на страницы газеты. По причине отсутствия негатива 🙂

Мне, как туристу, и “пирамиды” Лувра, и Эйфелева башня казались чужеродными, но если бы я жил в Париже, то те же самые сооружения могли бы ассоциироваться со свиданиями с любимой женщиной или иными яркими позитивными переживаниями.

Я не стану утверждать, что функциональность должна заменить ощущение гармонии и красоты, но представление о недопустимости “любого вмешательства в исторический центр Петербурга” напоминает нежелание перенести могилу чуть в сторону, чтобы жизнь не останавливалась. Вопрос не в памяти, т.к. и сдвинутая на 50-100 метров могила позволяет точно также помнить, а в нежелании прилагать минимальные усилия для адаптации к миру, т.е. попытках отрицать самоё жизнь!

Современный театр требует иных технических возможностей, чем классический театр XIX века. При той же музыкальной канве режиссерское и художественное решение не может оставаться неизменным, если театр не хочет стать мумией. Пытаться вместить “новое вино в мехи ветхие”, как это сделали с Большим, был бы сложный и не особо удачный проект, т.к. строить здания так, как XIX веке, но с современным наполнением, – серьезно поднимать стоимость строительства (о коррупции и вспоминать не буду).

Пройдет несколько лет, петербургские театралы привыкнут к новому зданию, а новые поколения будут считать, что так и надо. Пока же не стоит путать собственную интеллектуальную не-гибкость с эстетическими недостатками.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s