Наука убивать

Генерал-лейтенант в отставке и бывший профессор университета Арканзаса Дэйв Гроссман в 1995 издал книгу “Об убийстве” (рецензия на английском здесь, а скачать можно тут – выберите DepositFiles). Книгу я еще не прочел, начав со статьи – “Обученный убивать”.

Итак, по мнению Гроссмана большинство людей не способны убить. Без психологической подготовки даже в воюющей армии солдаты не могут убить.

После самой кровопролитной в Гражданской войне в США битвы при Геттисберге на поле боя у мертвых и раненых солдат было собрано около 27000 мушкетов. Причем около 90% из них были заряжены. Примем во внимание, что 95% времени требовалось на зарядку мушкета и только 5% на прицеливание и стрельбу. Но еще более шокирующим было то, что в более, чем половине мушкетов было более одного заряда. То есть солдаты заряжали ружья, делали вид, что стреляют, потом снова заряжали. “Рекордсмен” имел в своем мушкете 23 заряда!

Во время Второй Мировой среди американских солдат, участвовавших в боевых действиях, от 15 до 20% были готовы выстрелить в появившегося врага. Американцы были готовы служить в армии, жертвовать собой, но не убивать врагов.

Американские генералы взялись за дело, изменив систему тренировок, в результате меньше, чем через 10 лет – к Корейской войне, – процент готовых стрелять поднялся до 55. А к войне во Вьетнаме – до 90%. Подчеркну – процент готовых выстрелить! Его нельзя приравнивать к действительно убившим врага.

Советских данных у меня нет (есть ли вообще такие?), но судя по количеству советских солдат и потерям среди немцев, даже приравняв к нулю, – что в корне неверно! – потери от артиллерийского огня и бомбардировок, средний солдат Красной Армии за всё время Великой Отечественной не убил и одного немца или японца.

Если солдат специально учат, то за происходящее с гражданскими – как полагает генерал и профессор в отставке, – ответственно ТВ, кино и видео-игры.

Дэйв Гроссман ссылается на статьи в реферируемых медицинских журналах о том, как влияет появление ТВ на поведение детей по сравнению с соседними городками, где ТВ еще не появилось. По мнению отдельных исследователей в 1992 году, если бы не ТВ, было бы меньше убийств на 10 000, изнасилований – на 70 000 и т.д. В Южной Африке за 12 лет после появления телевидения число убийств удвоилось, в США и Канаде это занимало 10-15 лет.

Шокирует настолько, что хочется отмахнуться. На ум сразу же приходит логическая ошибка – “после этого, значит в следствие этого” (Post hoc ergo propter hoc). Увы, проверка данных не позволяет списать рост преступности на отмену апартеида в ЮАР (произошла в 1994, а рост убийств был с 1975 по 1987). Более того, рост количества убийств касался и белых (с 2.5 убийств на 100 тысяч белого населения в 1974 до 5.8 убийств в 1987).

Не вызывает сомнения, что одновременно с появлением ТВ в жизни масс происходили и другие изменения в культуре, ценностях, морали. Как было показано Чарльзом Мюрреем в “Coming apart” (Великое разделение” – как я бы перевел название), необразованная часть белых американцев движется по тому же пути, что уже прошли негры – меньше работать, не жениться, ограничивать себя низкопробными развлечениями и алкоголем и т.д.

Тем не менее сложно отмахнуться от логики армейского психолога, что как солдат и полицейских учат автоматически реагировать на появление фигуры “врага” или “преступника”, так точно те же самые условные рефлексы воспитываются и видео-стрелялками.

Да, Голливуд и телепрограммы используют убийства на экранах постоянно, да, мы, зрители, привыкли к насилию “понарошку”, потому мы менее чувствительны к страданиям ближних в реальности, нам нужно всё больше жертв, чтобы “быть шокированными” новостями.

Но если приложить узнанное из книг, вышедших за посление лет десять, т.е. после появления статьи и книги Гроссмана, то можно рискнуть сказать, что один из важнейших механизмов воздействия ТВ на массы – некритичность человеческого отношения к “картинке” и написанному слову. Мы теряем способность критически воспринимать, возражать и оспаривать. Потому диктаторы так любят кино и ТВ, как средство пропаганды.

Второй механизм – наше сопереживание героям и отождествление себя с ними. Гроссман пишет, что якобы 60% героев-мужчин использует оружие. Наверняка, он взял статистику откуда-то. Как бы то ни было, даже если процент в два-три раза ниже, массы приучаются дергаться вместе с героем и “стрелять”. Чуть медленнее или чуть быстрее идет этот процесс, но за годы, потраченные на просмотр фильмов, какие-то рефлексы могут (и должны!) возникнуть.

В целом мы имеем дело с воздействием на нашего “слона”, т.е. эмоциональную, иррациональную часть сознания, тогда как чтение книг, к примеру, больше воздействует на “наездника”, т.е. логическую, аналитическую часть (при этом дамские романы, детективы и фантастика, вероятно, должны быть отнесены к средствам воздействия на подкорку и эмоции).

Я не хочу представить просмотр ТВ или видео-игры, как освоение науки убивать (“killology”, как назвал это Гроссман, хотя правильнее было бы не смешивать английский с латынью, и назвать – caedology или homicidology). Но несомненно, что для большинства нас, обычных людей, убийство – нечто, выходящее за рамки естественных способностей, требующее обучения. И пассивным обучением – в какой-то мере! – являются фильмы-боевики и игры-стрелялки.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.