“Мадам Баттерфляй”

Поскольку на конторе у меня полнейший аврал (напрягают до такой степени, что когда нам сказали выйти на работу в субботу в 8 вечера, мы обрадовались, т.к. изначально мы должны были героически начать в полночь – и до победы!), то вчера я после работы сорвался и пошел в оперу, благо недалеко от нашего небоскреба.

Я не планировал идти на оперу Пуччини, не заказывал на нее билеты в начале сезона, но вдруг понял, что иначе совсем труба, и купил билет в последнюю минуту. Причем на последний ряд партера и не совсем по центру 😦
Зато выяснил, что даже там прекрасно слышно и видно, так что бояться самых дешевых билетов не стоит 🙂


Канадская опера, как и многие другие оперные труппы в мире, живет заимствованиями и выезжает в основном на нескольких звездах в каждой постановке.

Режиссер-постановщик Брайан Макдональд работал не только в бывших британских колониях (вплоть до австралийской оперы и израильской "Батшевы"), но даже что-то якобы ставил в Ла Скале, но в данном проекте его вклад остался тайной.

Дирижер Карло Монтанаро тоже работал в Ла Скале, но выжать из оркестра канадской оперы чистую игру у него не получилось.

Я вполне допускаю, что художница-постановщица Сюзан Бенсон хорошая жена и мать, но ее "художественное" решение явно не потребовало более получаса раздумий с карандашем и вдохновлялась она, похоже, походом в ИКЕА. Вот так скромненько, с ширмочками обустроила сцену.

Костюмы особых претензий не вызывали, хотя интересными их тоже нельзя назвать.

Художник по свету сработал весьма неплохо, но тут даже постановки в студенческом театре в этом плане весьма неплохи.

Звезда была одна – Адина Нитеску (Адина – довольно популярное румынское имя лишь случайно совпадающее с ивритским), исполнявшая ту же партию в Ла Скале, Венской Опере, в Большом (рецензия в "Независимой" и рецензия Дмитрия Бавильского). За пение в Большом Нитеску получила "Золотую маску". Западные критики называют ее голос "бархатным"; не знаю, мне показалось, что он может быть любым – мягким, нежным, резким, страдающим, пронзающим и пронзительным. Ее драматический талант впечатляет. Из весьма посредственной оперной партии она выжала максимум!

Я никогда не был поклонником Пуччини и не мог понять, почему же столь музыкально-невыразительное произведение так часто ставят? Наконец, до меня дошло 🙂

Каков сюжет: дочь покончившего с собой самурая идет от бедности в гейши, встречает офицера американского флота, выходит за него замуж, разрывает с родней, долго ждет его возвращения, чтобы увидеть его с женой-американкой, затем кончает собой. Что в нем интересного – ведь убого?

Отнюдь! Итак, моряк, у которого, как говорит народ, в каждом порту невеста, соблазняет молодую девушку выйти за него замуж. Тут важно именно то, что соблазняет выйти замуж. Причем для него японский брак изначально ненастоящий, это как игра. Пинкертон относится к приключению, как ребенок играет – он начинает жить в своей фантазии. А где еще можно насладиться любовной интрижкой с экзотической красоткой-подростком, как не в фантазии?

Я хочу подчеркнуть, что это мужская фантазия, принципиально отличная от женской: соблазнение, любовное соитие и никаких последствий в виде брака, семьи и т.п.

Поначалу Чио-Чио-сан мечтала о другом: в рамках женской фантазии она перешла в христианство, порвала с родными, строила планы семейной жизни. Но страстными речами или тем, что уехал Пинкертон вовлек Чио-Чио-сан в свою игру. И вот она уже живет в мужской фантазии – не докучая, верно ждет мужа (женщины жизнь в мире мужской фантазии предпочитают называть надеждой). Она представляет себя частью другого мира – она думает, что живет по американским законам, что она американка благодаря браку, она отторгает Японию, окружающий мир, реальность ради иллюзии.

Мужские архетипы загружены в либретто, как интерпретации во фрейдистский анализ сновидений.

Но жизнь вынуждает улитку души вылезти из раковины мечтаний, и тогда происходит крах. До Пинкертона доходят слова трехлетней давности о том, что Чио-Чио-сан его слишком любит, что он причинил ей боль своим легкомыслием, мужчины обычно из-за этого в душе переживают. Более того, страдают. Чио-Чио-сан обнаруживает, что у нее нет иного укрытия, помимо отвергаемой ею японской культуры и традиции – потому она кончает собой с помощью меча.

Японский подтекст крайне важен. Пинкертон очень доволен, что снял дом на холме. В японских домах не случайно 3 стены из бумаги – так легче восстанавливать после разрушительных ураганов, потому, если вспомнить японские фильмы, на холмах дома не строили, иногда укрепления. То есть дом иностранцу сдали совсем негодный. Либреттисты об этом не подумали, но случайно создали весьма интересный момент.
Отец Чио-Чио-сан покончил собой по приказу господина, что должно было произойти в самом крайнем случае в 1888 году, т.к. в 1904 героине 15 лет. Я не эксперт, но после революции Мейдзи данное событие весьма маловероятно. Тогда в совсем ином свете предстают слова девушки, что сейчас любой бедняк претендует на знатное происхождение.
Да и хватало крестьянских детей для школ гейш, для самурайской родни это было бы ужасным унижением.

Осуждавший Чио-Чио-сан "дядя"-бонза, видимо, не родственник ей, равно прочая "родня, с которой она легко расстается буквально на свадьбе, т.е. она предстает перед Пинкертоном в почти волшебном свете – смешении мужских и женских фантазий, – знатное происхождение (знаешь, кого имел!), экзотической профессии (а что вытворяла!) и страшных перепетий судьбы ("люблю и плачу").

Выход из мира фантазий мало различим от дороги к смерти, потому многие, задержавшиеся в том мире, так и не выходят к жизни:

При всех недостатках, упомянутых выше, все же рекомедую жителям Торонто и окрестностей сходить ради божественной Адины Нитеску (18, 23, 27 и 31 октября и 3 ноября)

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.