Летняя опера. “Фальстаф”

Лето в Торонто – пора , когда культурная жизнь сводится к нескольким небольшим фестивалям, плюс парой относительно значимых –  джазовым и Торонтским кинофестивалeм, приходящимся на самое начало сентября, т.e. бабье-индейское лето. В прошедшее воскресенье закончился скромный оперный фестиваль Summer Opera Lyric Theatre. Мы были только на закрывающем фестиваль представлении "Фальстафа" Верди.

Самая известная фигура, занятая на фестивале, – Кевин Мэллон – ирландский скрипач, композитор, дирижер, проработавший сколько-то лет в Торонто, а сейчас подписавший контракт с Одесской оперой 🙂 Впрочем к "Фальстафу", в отличие от двух других представлений, он касательства не имел. 😦

Воскресный день не начался с дождя, но в полдень молнии сверкали, гремело страшно и лило стеной (коты весьма перепугались). Но к двум часам разошлось и ближе к трем даже выглядывало солнышко. В одном из театральных залов университета Торонто, где проходили представления был аншлаг. Как и на всех представлениях фестиваля. Но этому не надо удивляться: в зале всего 100-120 мест 🙂


Полустуденческую постановку в концертном исполнении – без оркестра, но с какими-то костюмами и минимальными декорациями – нельзя сравнивать с полноценным спектаклем.
К моему удивлению опера была на английском, хотя в программке автор перевода либретто указан не был. Но судя по легкости восприятия текста, возврата к оригинальному шекспировскому тексту "Виндзорских насмешниц" не было.

Последняя опера Верди не восхищает музыкой, хотя временами она и сложна для исполнителей. Нам повезло – мы слушали лучший состав, в котором стоит отметить канадского баритона Брюса Келли, певшего титульную партию, работавшего в Европе, якобы даже включая Москву. Исполнительницы ролей Алисы Форд и ее дочери Наннетты – Ребекка Коллет и Джохан Анселл, а также певшие партии Форда и Фентона Джеймс Лавеске и Стефен Белл были на высоте.
Труднее всего было понимать Аллу Осипову (миссис Пейдж) и Миладина Данаилова (Пистоль) – уж очень их акцент мешал, хотя обычно никаких проблем с русским и прочими восточно-европейскими акцентами у меня не возникает.

Оценить нормальное музыкальное сопровождение и посредственность – относительно шедевров Верди – оперы поможет небольшой ролик:

Поскольку о представлении ничего не скажешь, позволю себе несколько слов о шекспировской пьесе 🙂

Обычно Фальстафа представляют жирным трусливым самовлюбленным. Критики указывают на то, что исторический персонаж был не таким. Но давайте обратимся к тексту "Виндзорских насмешниц".

В первой же сцене судья Шеллоу обвиняет Фальстафа в том, что тот убил оленя в его владениях, избил слуг, ворвался в дом лесничего и поцеловал дочь последнего. Это не похвальба героя, это обвинения врага. В пьесе описывается самое начало 15 века, когда охота на оленей была куда более физически сложной, чем в фильме с Де Ниро, т.е. Фальстаф отнюдь не слабак и рохля.

Идем дальше. Ухаживания за миссис Форд показывают нам действительно влюбленного человека: его выбрасывают в канаву, избивают палкой (этого в опере нет, но есть в пьесе), затаскивают ночью в страшное место – обычные жиголо на такое не идут. Несмотря на то, что Фальстаф написал одинаковые письма двум дамам, он демонстрирует поведение истинного влюбленного по отношению к миссис Форд.

Критики полагают безусловно положительными персонажами юную Наннетту (в пьесе – дочь миссис Пейдж, а в опере – миссис Форд) и молодого Фентона (в Торонто дуэт звучал очень хорошо, искренне, чисто!). Однако Фентон уже спустил состояние и признается, что начал ухаживать за Наннеттой из корыстных побуждений. Потом только он в нее влюбился. Чем же он лучше Фальстафа?

В опере мы видим семейства Фордов и Пейдж как буржуа, но в пьесе все не так – мы имеем дело с мелким дворянством, разбогатевшим благодаря бракам с купцами или собственным торговым операциям (Форд уезжает на соколиную охоту – совсем не буржуазное занятие). Фальстаф на этом фоне предстает эдаким анахронизмом в духе Дон Кихота – он рыцарь в мире, где рыцарям нет места (об этом писал еще Сигизмунг Кржижановский).

Теперь посмотрим на героинь Шекспира – насмешних миссис Форд и Пейдж. Недалекие, необразованные дамочки, завистливые сплетницы. Они веселы? Не скажу – их проказы остроумием не блещут, смешны ситуации, созданны не ими, но обстоятельствами. Более того, они бы с радостью изменили мужьям, если бы Фальстаф был более привлекателен, о чем они говорят, не стесняясь.

Но даже при всем внешнем несовершенстве Фальстафа миссис Форд, встречаясь с ним, отнюдь не рада помехам в виде миссис Пейдж или мужа. Если бы не внешние условия, я думаю, что она бы уступила красивому – на фоне поведения ревнивого мужа, – натиску Фальстафа 🙂

В пьесе есть всего 3 персонажа, которые почти не врут: Фальстаф, Наннетта и Фентон. Молодая парочка тоже не гнушается наврать, но их цель как бы "благородна". Фальстаф не особо умен и прозорлив, но он честнее других. Впрочем и последнее относительно, т.к. Фальстаф признается в куче неблаговидных поступков, хотя и старается играть честно. Бесчестные поступки кажутся ему грехом, ему за них стыдно, пусть он и понимает, что деваться ему некуда – хочешь жить, умей вертеться.

Думается, что отнюдь не случайно у Шекспира в пьесе, написанной по заказу королевы и ее двора, все персонажи низкого происхождения в пьесе врут без зазрения совести, как бы оттеняя дворянскую (и девичью) честь.

Фамилию главного героя Авонский Бард выбрал случайно, т.к. первоначальный вариант "Олдкастл" вызвал серьезный конфликт с потомками последнего. Но посмотрите внимательнее – ничего случайного в мире нет – Falstaff = False Staffфальшивый, лживый персонал/ список действующих лиц. Высмеивается не только (и не столько!) стареющий толстяк, но и все представленное общество – "благодетельные" жены, богатые "столпы общества", юные влюбленные, простонародие, иностранные врачи, проповедники, судьи… Только двор не рискнул высмеять драматург.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.