От “Третьего” Прокофьева к “Четвертой” Чайковского – 30 Apr 2008

Если быть совсем точным, то концерт Торонтского симфонического начался с исполнения произведения “Fratres” Арво Пярта. Я так понимаю, что это был выбор приглашенного эстонского дирижера Эри Класа. Насколько подходит слово “тупой” к музыке, оно должно характеризовать “Фратрес”. С другой стороны, чувствуется, что даже антисоветский композитор, выученный советской школой может писать плохую, но безусловно классическую музыку. Небольшие вещицы современных композиторов, наверняка, исполняются Торонтским симфоническим с самыми благородными целями, но этот как раз тот случай, когда благие намерения ведут в ад: демонстрировать отсутствие композиторского таланта широкой публике не стоит.

😦

Я никогда не слышал “Третий концерт для фортепьяно с оркестром” Прокофьева (в записи не считается). Но я слышал Александра Торадзе в его прошлый приезд в Торонто. Немотря на то, что Торадзе давно профессорствует в заштатной Индиане, он совершенно потрясающий пианист! Судя по выступлениям с Берлинским Филармоническим и оркестром Мариинки, это не только мое мнение.

🙂
Итак, Прокофьев. Я никогда не был в Бретани, но в литературе она описывается как серое, скучное, занудное место. Тем не менее именно там в 1921 году Сергей Прокофьев написал свой Третий концерт – откровенно хулиганскую выходку, ничем не отличающуюся от действий волка из “Ну, погоди!”. Вернее отличающуюся вопиющей гениальностью! Гений бьется, плещет, выплескивается со сцены, “Стейнвей” генерирует торнадо невиданной мощи, обрушивающееся на зал, разносит ум в щепы и уносит в те же пределы, что ЛСД и иные галлюциногены!

Хорошо, давайте скажем не “хулиганство”, а “стёб”: откровенный стёб над слушателями, над музыкой, над исполнителями, над прошлым и будущим, но это стёб человека, который безумно любит музыку, потому ирония, сарказм, стеб становятся чем-то большим, формируя такое состояние сознания у слушателя, когда хаос обретает порядок, когда непредсказуемость укладывается в гармонию, но не как в прокрустово ложе, а как на мягкий песок, принимающий форму тела (в данном случае – непредсказуемости).

Или представьте себе серьезный доклад на научной конференции, который читается Жванецким или Райкиным – с потешными ужимками, многозначительными паузами, которые полностью меняют восприятие, создавая иной, скабрезный контекст. И вот уже аудитория видит вмеcто скучного профессора – очередное воплощение поручика Ржевского из анакдотов (не из фильма

🙂).

Торадзе перешагнул 55-летний рубеж, но он играет на рояле, как ребенок – со смешной мимикой, движениями всего тела, поворотами к оркестру, как бы отдавая оркестрантам музыку ненадолго, а потом забирая, как ребенок забирает любимую игрушку, но пока она в чужих руках, он внимательнейшим образом следит за ней, переживая все, что с ней в это время происходит.
В последней части Торадзе продемонстрировал потрясающую пальцевую технику – играл не менее быстро, чем Целяков (только без множества ошибок последнего).

Если Третий концерт оркестр и дирижер осилили – с небольшими отставаниями, не слишком чистой игрой и прочими мелочами, то отдохнув за 20 минут антракта, они с новыми силами подошли к Четвертой Чайковского. И вот тут в полной мере проявилось бездарность дирижера и слабость оркестра!
Эри Клас на полном серьезе считает, что страсть передается громкостью, что паузы, эти смысловые ударения в музыкальном тексте, нужны ему не больше, чем запятые двоечнику, что кривляние дирижера – часть представления. Когда-то он был чемпионом Эстонии по боксу, судя по результату, ему крепко доставалось по голове…

Четвертую симфонию Чайковский писал во время сложного периода жизни – перед своей свадьбой и в первые месяцы своего неудачного брака. В музыке нашла отражение трагедия человека, чувствующего, что он сам себя загнал в Геену, в Тартар. Но в Четвертой нет диких воплей, это то, как мужчины часто реагируют на женские истерики – тихие, примирительные слова, а внутри буря – много совсем других слов, которые хочется сказать, совсем другой тон… Но даже внутри дело не доходит до воплей и криков, это грозный тон, где угроза приглушена, где эмоции бьют через край, но бьют беззвучно, будто выключили звук прибоя на самом пике, в самой верхней точке подъёма воды… Этот контраст в симфонии давно подмечен, давно отображен другими дирижерами, ничего не надо открывать: послушал фон Караяна – и вперед – озвучивать лиричность и страсть, затрагивая самые тонкие струны в наших душах, не допуская слушателей до жалости к самому себе, останавливая их на сострадании, на милосердии, на сочувствии ко всему живому!
Четвертая – это светлая грусть, легкая печаль, сожаления, но не обида, причем и в обиде никогда не теряется надежда на лучшее будущее…

Оркестр и дирижер старались: медные духовые громко скрипели, шипели, первая виолончель (не Винона Зеленка, а какой-то неизвестный мужик) решила, что у нее партия соло, хотя Чайковский такого не писал, вслед за виолончелями “скуксились” контрабасы, еще держались деревянные духовые и скрипки, но отстутвие пауз и желаниe дирижера играть как можно громче сделали свое дело – им тоже не удалось сыграть хорошо.

У меня было ощущение, что лавры музыкального руководителя нашего оркестра Питера Оунджаяна, запоровшего Сороковую Моцарта в январе, не дают спать Эри Класу, стучат в его сердце, как пепел, потому эстонский дирижер решил испоганить не менее гениальное произведение – Четвертую Чайковского.

В жизни всегда есть примерно равновеликие по модулю контрасты – великий пианист Торадзе с гениальным Третьим концертом и тут же бездарный как стенка дирижер Клас, изуродовавший Четвертую.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.